Личные данные нужныыы???
История СМС переписки?
А твоя история чата с проститутками?
Пакет Яровой - У меня есть всё!
      Без регистрации и СМС!

Гламурная поножовщина от Пётра Магго


Автор: Admin Полная Жесть 14 май, 2016 Просмотров: 76 0
Москва. Самый центр. Элитный концертный зал. Все «звёзды» шоу-бизнеса собрались сегодня здесь, чтобы дать концерт бизнес-элите, которая днём раньше съехалась в Москву со всей страны на «экономический форум». Эта сходка воров-рецидивистов должна была закончиться пышным «звёздным» концертом. И вот, час настал: «форум» закончился, и довольные новыми сговорами, жулики ждали выступления «артистов». Зал полон народу, вернее, не народу, а уродов. Лишь одно место пустует. Вот, незадача, один из негодяев потерял свой билет на концерт. Без билета он решил даже и не соваться, всё равно не пустят. А посмотреть «звёзд» можно и на собственном плазменном телевизоре, лёжа в шикарном кресле на своей подмосковной даче. Усевшись в роскошный «Майбах», вор уехал.
А билет, выроненный жуликом на улице – во время коллективного фото на Красной площади, не долго лежал на древних булыжниках. Проходивший мимо немолодой бомж Федя его нашёл. «Ба, якорь мне в жопу! Билет на концерт! К «звёздам», иху мать!» – хрипло прошипел бродяга. Концертный зал был недалеко, и одет Федя сегодня прилично – как-никак пришёл собирать бутылки не куда-нибудь, а на Красную площадь! Поправив пыльный галстук, Фёдор важно зашагал по улицам, гордо держа тряпичную сумку с пустыми бутылками, будто это не сумка, а дорогой кожаный дипломат. В кармане старенького, изрядно покушанного молью пиджачка лежал ржавый кухонный нож – им Федя обычно отбивается от «соплеменников» на свалке. И боевое оружие всегда с ним.
Вот и вход в концертный зал. Все гости уже внутри, и у дверей пусто. Войдя и показав охране билет, Федя с таким деловым видом пошёл дальше, что никто ничего дурного и не заподозрил. «Мало ли, зачем этого сюда пригласили. Может, чей-то пропойца-папаша» – подумали охранники.
А бомж шёл вовсе не на концерт. Ему не терпелось свести счёты с ненавистными «звёздами». Бездарнейшие певуны, обезумевшие от огромного количества денег, возомнили себя просто богами какими-то. Масло в огонь подливали шизофреники-поклонники, готовые жопы вылизывать своим оборзевшим кумирам, вселяя в них уверенность в своём «божественном происхождении». Проклятые паразиты, кривляющиеся на сцене, по мнению Фёдора, были главным источником всех бед в стране. «Вот, народ их насмотрелся, и работать не хочет. Все в артисты рвутся, чтобы ни хрена не делать и бабки грести лопатой. Развелось этих певунов как грязи! Куда не плюнь – везде артисты! Давить надо этих гнид!» – думал бомж.
Радости у Фёдора было хоть отбавляй. Он мужик крепкий, с любым артистом справится как мишка с крокодилом. Эх, если бы знал наш герой, что за «зрители» смотрят концерт, было бы ему вдвойне радостнее.
И вот, пробравшись чистыми коридорами с евро-отделкой к гримёркам, Федя достал свой ржавый длинный нож. Этот нож уже не раз пробовал кровь. Нескольких коллег-бомжей наш Фёдор навеки им «успокоил». Но теперь ножу предстояло отведать иной крови – гламурной, элитной. Первая такая возможность тут же и представилась. И бомж ею незамедлительно воспользовался.
Неожиданно распахнулась красивая дубовая дверь с надписью «Боря Моисеев». Оттуда вышел, шатаясь, кудрявый разодетый как клоун мужичок. Но это не Боря. Борю Федя видел по телевизору, будучи в гостях у дворника-собутыльника Серёги из шестнадцатого дома.
«Стой, сука!» – сипло шепнул бомж мужичку. Тот лишь расплылся в дебильной улыбке и визгливым, бабьим голоском сказал: «Ах ты мой пупсик! Иди, я тебя поцелую!». Фёдор просто рассвирепел. Впервые он видел перед собой гомосексуалиста. «Что же ты, противный! Не любишь меня?!» – продолжал гей. «Сейчас узнаешь!» – злобно рявкнул бомж и взмахнул рукой. Нож по самую рукоятку вошёл в мерзкое, пропитанное бабьими духами тело педераста. Дёрнувшись, гей вдруг изменился в лице, хотел было закричать. Но нож не дал ему такого шанса. Острое лезвие взлетело ввысь и на скорости пронеслось чуть ниже подбородка гея. Открыв рот, «голубой» стал звать своего любовника Борю, но голоса уже не было. Вместо него раздавалось сиплое хрипение. Кровь, пенясь и бурля, струилась из раны. А нож и не думал даже останавливаться. Пробивая остриём гламурные шмотки педераста, он наносил гаду смертельные ранения.
Всего с десяток ударов навеки успокоили этого «пупсика». Фёдор хладнокровно вытер нож об одежду гея и оттащил тело в сторонку, за висящую у окна длинную штору. «Так-так, один готов! – смачно произнёс бомж, сжимая в руке деревянную рукоять кухонного ножа. – Сейчас пойдём за Борей!».
Открыв дверь, Федя увидел сидящего перед огромным зеркалом, окружённым множеством лампочек, белобрысого плотного дядьку, который усердно красил себе губы помадой. «Кто ещё?» – недовольно прогнусавил Моисеев, не оборачиваясь. «Кто-кто? – ответил бомж. – Смерть твоя!». Хруст вонзаемого ножа совпал с последним словом Фёдора. Боря взвыл от боли и попытался вскочить. «Сидеть, развратник! Сейчас ты за всё получишь! Сполна!» – ревёл разъярённый бомж, кромсая. Белый фрак «артиста» на глазах краснел. Беспорядочно размахивая руками с огромным маникюром и дрыгая ногами, гей отчаянно сопротивлялся. Но длинный нож, уже нанеся жертве смертельные удары, не оставлял Боре шансов спастись. Федя крепко держал его за холку, как кошку, и жестоко бил ножом в спину. Наконец, физически сильный Борис отдал концы. Его «голубое» тело беспомощно упало на пол, пропитывая дорогой коврик кровью. «А кровь-то у тебя красная!» – вслух подумал Федя, вытирая нож об волосы убитого.
Прислушавшись и убедившись, что всё тихо, убийца вышел в коридор. Откуда-то издалека, со сцены, доносились визгливые голосишки каких-то певунов. «Ничего, – подумал бомж, – и до вас доберёмся!».
За дверью следующей комнатки гримировалась сама примадонна. «Великая» Пугачёва! Федя помнит её жирный целлюлитный зад ещё с детства. Тогда эта корова была помоложе и потоньше. Рядом с Аллой Борисовной сидели две незнакомые бабы. «Что вам здесь нужно? – возмутилась одна. – Выйдите немедленно! У Аллы Борисовны скоро выход!». «Вы правы, у неё скоро выход, – вежливо сказал бомж. – Выход на тот свет!». Острый нож в мгновение ока оказался в спине королевы попсы. Тут поп-дива просто взвыла, завизжали и те две бабы. Но убийца быстро заставил всех замолчать. Хотя за шумом сцены криков не было никому слышно, Федя решил перестраховаться. Перерезав всем троим глотки, он стал методично кромсать саму «приму». Жирное свиное тело певучей старухи рвать было очень даже приятно. Сквозь бесформенные гламурные тряпки лезвие входило в мясо как в масло. Пропитывая ковролин кровью, Алла Борисовна постепенно «отчаливала» в мир иной. Кончив старую дуру, Фёдор добил её прислужниц и пошёл дальше.
За следующей дверью последней репетицией занимался Максим Галкин. Клоун-пародист и не знал, что эта репетиция станет для него действительно последней. В комнату вошёл бомж и сходу всадил жестикулирующему Максиму свой нож между рёбер. Удар оказался просто сногсшибательным. Клоун упал на пол и захрипел. А Федя стал бить его ногами. Красивые белые зубы оказались в углу комнаты, разбитый окровавленный рот ещё шевелился. Актёришка из последних сил звал на помощь. Но помощи не будет. Будет только нож. Ржавый клинок замелькал над гламурным телом паразита, выбивая из него кровавые струи. Всего полминуты – и Галкина нет. Больше он не пошутит. Никогда.
А Федя уже шагает дальше. В следующей гримёрке сидит волосатый паразит Игорь Николаев. Бабы больно его любят. Жена Федьки, покойная Олька всё слушала его слащавые песенки, да померла, холера. Так Фёдор на Николаева и грешил – он ведь жену её убил. И вот, представилась возможность отомстить. Месть за супругу была кровавой и очень жестокой. «Ах ты, сука! – вскричал бомж, бросаясь на певуна. – Это тебе за мою жену! Ты её убил! Она песенки твои слушала, а газ не выключила. Вот и сгорела вместе с квартирой!». Последних слов артист уже не слышал. Сокрушительные ножевые удары свалили его на пол и заставили навеки умолкнуть. Труп Николаева убийца рвал минут десять, пока не превратил его гламурный фрак в кровавый винегрет.
Даже не вытирая ножа, бомж отправился в следующую гримёрку. А там красила свою жидовскую мордягу Ирина Салтыкова. Еврейская бабёнка с русской фамилией тоже симпатий у Фёдора не вызывала. И бомж несколькими сильными ударами ножа прикончил её. Тут в комнату кто-то постучал и, не дождавшись ответа, вошёл. Незваным гостем оказалась другая певица, Прасковья. Такую Федя не знал, но по гламурному наряду девки было понятно, что это не уборщица. Лощёная, словно полированная, морда этой бездарной крысы выразила недоумение. «А где Ира?» – наивно спросила Прасковья. «Где-где? – огрызнулся Федя, размахиваясь. – В Караганде».
Перешагнув изрезанный труп, бомж пошёл дальше. В соседней коморке прихорашивались сразу четыре девки. Группа «Блестящие». Федя знал, что они «блестящие», но также он знал, что сейчас эти проститутки станут ещё и хрустящими. Острый нож с хрустом впился в одну из «артисток». Далее он засверкал над мечущимися по комнате телами. Хилым, истощённым диетами девкам хватило всего по два-три удара. Никакого сопротивления просто не было. Четыре «блестящих» трупа остались сиротливо лежать на полу, истекая кровью...
За очередной дверью готовился к выступлению кумир многих российских девчонок Дима Билан. Мерзкий, тошнотворный певунишка с идиотской козлиной бородкой смотрелся в зеркало, поправляя свой гламурный наряд. Не знал ещё бездарь, что шмотки эти ему больше не пригодятся. В морге оденут его совсем в другой костюм. Нож убийцы прервал приготовления к выступлению. Сражённый наповал несколькими глубокими ножевыми ранениями, Билан упал на стоящий у стены кожаный диванчик. Козлиные глазки певуна так и остались открытыми...
Следом за Биланом свою порцию холодной стали получила Кристина Орбакайте. Жестоко её закромсав, Фёдор исполнил давнюю мечту – отрезал этой буратине нос. Окровавленный шнобель жертвы убийца бросил прямо на гримёрный столик, в пудреницу.
А длинный коридор всё продолжал радовать Федю дверями новых гримёрок. За очередной такой дверью скрывалась Ирина Аллегрова. Бомжатский нож, с которого трупы «артистов» уже стёрли ржавчину, забил несчастную певичку. Следом он издырявил Валерию, Машу Распутину, Анжелику Варум, Наташу Королёву, Кобзона, Шуру. Последнего ждало особо яростное кромсание. Беззубого педераста Федя ненавидел давно. И стал он его последним «слушателем». Слушая дикие вопли «артиста», бомж нанёс «кумиру» около ста ножевых ранений.
Следующей жертвой стал Витас. Визгливый мистификатор взвывал у зеркала. Пока что не от боли – репетировал. Но когда острое лезвие прошило его тонкое гламурное тело насквозь, взвывать уже пришлось по-настоящему. Но это было ровным счётом бесполезно. Никто пока не ушёл от кровавого потрошителя «артистов». Не стал и Витас исключением. «Ну и где ж у тебя жабры, врун несчастный?» – спрашивал уже у покойника Фёдор, отгибая ему уши. Поскольку жабр у актёришки не оказалось, бомж прорезал их. Оставив Витаса под гримёрным столиком, он отправился за новыми жертвами.
А новых жертв было ещё много. Совершенно никак не охраняемый коридор был пройден от начала и до конца. В итоге наш кровавый бомж убил более полусотни самых известных и популярных артистов. В буквальном смысле по уши вымазавшись в крови, Федя подошёл к сцене. А там всё ещё завывала какая-то полуголая незнакомая бабёнка. Только она поклонилась, зашла за кулисы, как из-за висящего в стороне занавеса выскочил бомж. Тупая улыбающаяся морда певички быстро изменилась. Жуткий испуг парализовал молодую паразитку. Но беспощадный нож её не пожалел. Ловким ударом Фёдор перерезал девке глотку, а затем несколько раз вонзил нож в её голые титьки. Певичке этого хватило, и та беспомощно рухнула на пол.
«Уважаемые дамы и господа! – объявлял конферансье. – Сейчас на эту сцену выйдет замечательный артист! Любимец публики Максим Галкин!». Скрывшись за кулисами, мужичок во фраке увидел во тьме человеческую фигуру. «Максим, скорее! Публика ждёт!» – сказал он. Но та фигура принадлежала вовсе не Максиму. Конферансье вдруг почувствовал резкую боль в животе. Нож бомжа глубоко впился в его кишки. Затем клинок вышел и стал быстро-быстро входить в грудь. Издырявив мужичка, Федя решил выйти на сцену. «Всё равно теперь кранты! Живым не выпустят!» – подумал бомж.
Яркие прожекторы били в глаза. Зал громко аплодировал. «Господа! – обратился к зрителям Федя. – Я вынужден сообщить вам пренеприятнейшее известие. Все артисты, которых вы сегодня ждёте, мертвы. Я убил их вот этим вот ножом...».
В прямом эфире речь бомжа транслировали на всю страну. И зрители в зале, а также у своих телевизоров думали, что перед ними переодетый Галкин. Но бывший милиционер, а ныне бомж Федька, не шутил. С его ножа капала свежая кровь только что зарезанного конферансье. Только вот зал убийце не верил. Дружный хохот раздавался после каждого слова. А ведь Фёдор говорил чистую правду!
Минут пять держался на сцене бомж, и никто никакого подвоха не заметил. И тогда в голове у Федьки мелькнула мысль: «А что, если удастся уйти?». И он поклонился публике. Зал взорвался аплодисментами. Тут на сцену откуда-то снизу залез... наш новый президент – Дмитрий Медведев! Оказалось, Галкин – его любимый артист, и президент решил лично вручить цветы кумиру.
«Нет, – подумал Фёдор, – не уйду я...». Острый, слегка погнутый об множество гламурных тел, нож с размаху впился в президентское мясо. Бил Федя сильно, в сто раз сильнее, чем артистов. Эта жертва куда более важна для него. Медведев олицетворял сегодняшнюю власть, сделавшую его бомжем, развалившую его страну, убившую много народу и ограбившую уцелевших. Уходить сейчас было нельзя. И бомж Фёдор мощными ударами покончил и с Медведевым. Труп президента тихо упал на пол. Вокруг него растекалась бурая лужа, поблёскивая в свете прожекторов...
В зале осталось много кровопийц, воров и негодяев. Но до них нашему славному борцу за справедливость уже не добраться. Подлые пули «царской» охранки настигли смелого бродягу... Но подвиг, совершённый им, бессмертен. Жестокая расправа над гламурной элитой была беспрецедентной, никто ещё не убивал столько знаменитостей за раз. Особо славен подвиг Фёдора тем, что закончил он свою карательную акцию убийством главного «гламурщика» страны, главного врага и паразита...
Пышные похороны прошли спустя три дня. Враги народа устроили недельный траур. Гигантские памятники воздвигли они убитым символам разврата, скульптуры актёришек из бронзы украсили поганые ямы негодяев. По паразитам горевали все злейшие враги трудового народа, все уцелевшие в тот день актёришки. А наш герой, захороненный двумя солдатами на заброшенном сельском кладбище за городом, стал настоящим символом борьбы с развратом, с угнетением народа. На его скромную могилку неизвестный патриот установил кривое занозистое древко. И теперь лишь красный флаг, перешёптываясь с листвой, напоминает о подвиге рядового российского бомжа...

(с) Пётр Магго, 2008г.




Видео не воспроизводится? Или может картинки не отображаются? Сообщи об этом и мы всё поправим. Вам всего доброго, хорошего настроения и здоровья.


Лайкни пост - не будь жлобом!


Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
^ Наверх