Мой муж рискует жизнью,
    каждый раз, выходя на поле!
    А я ваще не понимаю,
    что я тут на этом сайте делаю...

Кашлюны (Много текста)


Автор: Admin Полная Жесть 31 май, 2016 Просмотров: 31 0
Езда в транспорте, особенно переполненном, всегда неприятна для пассажира. Для пассажира порядочного и воспитанного – вдвойне. Наш герой – Коля Курочкин, как раз таковым являлся; он был вежлив, аккуратен и пунктуален. Но, видимо, эти качества сейчас не в цене. Куда чаще ныне можно встретить людей грубых, невоспитанных, откровенных невеж. С такими вот невежами приходилось нашему Коле сталкиваться каждый день, едучи в трамвае и троллейбусе. И наверняка не один Коля знает все «прелести» соседства с неотёсанными придурками.
Садясь как-то утром в трамвай, Курочкин вновь «предвкушал» гадкий чесночный смрад изо ртов глядящих на него в упор уродов, жуткую вонь, исходящую от немытых старушенций и дедов, заливистый кашель с брызгами в спину. Но сегодня Коле предстояло испытать куда более мощную атаку невеж. Усевшись на двойное сидение, студент воткнул в уши наушники и отвернулся к окошку. Уже на следующей остановке началось «веселье». Рядом с Колей с размаху плюхнулась на сиденье до безобразия жирная, гадкая старуха в давно не стиранной пропотевшей кофте. Буквально припечатав Курочкина к стенке, старая открыла рот и с облегчением вздохнула. Жуткий смрад из старушечьего желудка заполнил всё вокруг. Брезгливо повернув голову ещё правее, Коля невольно поморщился. Но это было ещё только начало. Трамвай полз медленно, ехать было ещё далеко, а уродов вокруг – тьма. И старуха смердела просто удушающе.
Посидев около минуты тихо, пузатая старая корова громко и хрипло срыгнула. И едва просвежившийся воздух вокруг неё наполнила ещё более мерзкая вонь. Курочкин брезгливо, всем своим видом показывая, как ему противно, вывернул голову ещё сильнее, почти что обернувшись назад. Но сделал это зря. В тот самый момент, когда лицо Коли стало видно с заднего сиденья, дед, сидящий там, буквально гавкнул. Первое, что успел подумать Курочкин, это то, что дед превращается в собаку. Но нет, старый просто чихнул, забрызгав затылок, висок и часть лица Коли своими заразными слюнями.
Не выдержав, студент встал и отошёл к противоположной стороне. Благо, там было свободное сиденье. И усевшись, Курочкин стал потихоньку забывать прошедший инцидент. Однако радоваться было рано. Место сзади пустовало. И на одной из остановок туда сел парень лет двадцати. Ещё не успел он дойти до сиденья, как Коля услышал хлюпающе-шмыгающие звуки. Даже не загораживаясь и не прикрываясь платочком, парень принялся практически беспрерывно бурлить соплями, чихать и кашлять. А народ тем временем заполнил вагон почти что под завязку. «Эх, встать бы, да куда-нибудь подальше отсюда сесть!» – думал Курочкин. Но сесть было некуда, а стоять как-то не хотелось. И Коля всё не решался покинуть сиденье. Но тут из сплошной стены стоящих рядом пассажиров, откуда-то снизу вырвалась морщинистая коричневатая лапа какой-то старухи. Цепко схватившись за ручку впередистоящего сиденья, старая тут показала и свою голову. Вынырнув откуда-то из-за толстого мужика, на Колю уставилась хищным взглядом наглая сморщенная мордяга, на которой буквально было написано: «Уступи место, щенок!». И Курочкин встал. Старуха тут же проворно, подняв свою хромательную палочку, запрыгнула на сиденье, ядовито поглядывая на стоящих рядом.
Оставшиеся три остановки Курочкин ехал стоя, уворачиваясь от кашляющих и чихающих придурков. Выйдя на своей, оплёванный во всех смыслах, студент побрёл к троллейбусу. «Сяду вперёд, там обычно такого беспредела не бывает» – думал он. Тут к остановке подкатил новенький «Тролза-Мегаполис». Открыв свои шарнирно-поворотные двери, он стал впускать пассажиров. И толпа хлынула вовнутрь. Основную массу составляли студенты, но были в той толпе и прочие представители рода человеческого. Больно толкаясь костлявыми локтями, в салон ломились старухи. Куда им приспичило в такую рань, неизвестно. Наверное, просто катаются, ведь дома сидеть скучно. И вот, Курочкин ворвался в троллейбус одним из первых и сразу – на переднее сиденье, обёрнутое против хода троллейбуса. Усевшись спиной к кабине, Коля вздохнул с облегчением – здесь никто сзади на него не кашлянет. Он ещё не знал, что кашлять в наглую можно не только сзади. Прямо перед Колей тут села худощавая морщинистая старуха, похожая на ту, которой он уступил место в трамвае. Сиденье было строго напротив. «Но уж в лицо-то не посмеет» – с надеждой подумал Курочкин. Ан нет! Когда троллейбус тронулся, старуха вдруг резко гавкнула. Сверкнув в открывшемся рту гнилыми зубами, старая поморщилась и тут же чихнула ещё раз, обрызгав студента слюнями. «Кошмар! Даже не прикрывается!» – ужаснулся Коля. Но и это ещё был не предел. Бабушка принялась хлюпать носом. Сопли бурлили и пузырились у ноздрей старухи. И бабка, вытираясь грязным рукавом, смотрела на Колю безо всякого смущения. А студент уже начинал злиться. «Ну, гадина, чтоб ты сдохла!» – злобно думал он. Встать с места уже нельзя – народу тут – не протолкнёшься, затопчут. А ехать далеко. Вот и продолжал Курочкин сидеть. Сидел он до тех пор, пока гадкая вонючая старушня не оборзела совсем.
Последней каплей Колиного терпения стал заливистый кашель бабули. Глядя студенту прямо в глаза, старуха разинула рот и что есть сил принялась «лаять». В левой ноздре старой раздулся большой зелёный пузырь соплей, и бабка вновь чихнула. На этот раз не только слюни, но и сопли попали Курочкину в лицо. Всё. Это стало отправной точкой для решительных действий. Уже не подчиняясь здравому смыслу, студент, неожиданно сам для себя, размахнулся и со всей дури саданул старухе кулаком по сопливой роже. Свиной визг тут же наполнил троллейбус, перебив гудение мотора и разговоры пассажиров. А Коля всё никак не мог остановиться. Следом за кулаком правой руки последовал кулак левой, а затем и правая нога. Из разбитой морды на стекло брызнули сопли со слюнями и кровью. А удары всё сыпались и сыпались на бабулю. Повалив старую под сиденье, Курочкин стал бить её ногами. Все окружающие стояли как заворожённые, не решаясь остановить это зверское избиение. «Вот, тварюга, я тебе отомстил! – ревел Коля. – Сколько же я терпел! Всё! Хватит! Надоели эти проклятые кашлюны!».
Выбив старухе все зубы, Курочкин подпрыгнул и приземлился прямо на сопливую морду бабушки. Трухлявый старый череп тут же хрустнул под тяжестью весьма внушительного по размерам студента. Горячая, пенящаяся кровь залила весь пол. А старуха, подёргиваясь в предсмертных конвульсиях, всё ещё продолжала кашлять! Только теперь эти движения более походили на бурлящие хрипы. Сломанная челюсть слегка приоткрывалась, а оттуда, из гнусной окровавленной пасти, ручьём текла кровь.
Коля ужасно испугался содеянному, и тут же бросился к выходу. Как ни странно, но никто даже не попытался его остановить, и студент, жестоко убивший бабушку, благополучно выскочил на остановке. В этот день Курочкин в институт так и не пошёл, отмываясь от крови. Но зато на следующий день в транспорте на него уже никто не кашлял. Невероятно – но факт! А наш рассказ тем временем подошёл к концу. Всем, кто его прочитал, я рекомендую поступать также, как наш Курочкин, и тогда ни одна тварь на вас не кашлянет!

(с) Пётр Магго, 2008г.




Видео не воспроизводится? Или может картинки не отображаются? Сообщи об этом и мы всё поправим. Вам всего доброго, хорошего настроения и здоровья.


Лайкни пост - не будь жлобом!


Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
^ Наверх